настройки для слабовидящих
+7(812)575-17-71

E-mail

Пароль

Личный кабинет

Чуткая коммуникация: настраиваясь на людей с аутизмом

Интервью 12.

РЕЧЬ И РИТМ

Перевод Марии Волынской

 

Краткое содержание

  • У людей с аутизмом могут быть нарушения в областях мозга, отвечающих за обработку речи – в области понимания речи (зона Вернике) и произведения речи (зона Брока). Кроме того, связь между этими двумя зонами может быть нарушена. 
    • Использование предметных символов (objects of reference) помогает «обойти» нарушение сообщения между речевыми зонами мозга с помощью предоставления физических, внешних подсказок. 
    • Некоторые люди с аутизмом понимают, что им говорят, но они не в состоянии организовать работу мышц, необходимых для того, чтобы ответить с помощью речи. 


Интервью:
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Мы говорили о проблемах с обработкой информации, которые превращают некоторые повседневные дела в настоящее испытание для людей с аутизмом. Сверх этого, речь является очень тяжелой нагрузкой для системы обработки информации. Так что же нам нужно сделать, чтобы помочь этим людям снизить количество информации, которую они не могут обработать, и увеличить количество той информации, которую они смогут обработать? Как это связано с речью? 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Сначала нам нужно понять, что происходит. Есть две зоны речи – зона Брока и зона Вернике - и у большинства людей с аутизмом нарушения присутствуют в обеих зонах. Недавние исследования показывают, что это нарушения не столько отдельно в зоне Брока, или в зоне Вернике, или в них обеих -  проблема заключается в сообщении между ними, которое не работает, - то есть это ещё одна проблема связи, сообщения. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Зоны Вернике и Брока – это речевые зоны мозга? 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Это зоны, которые отвечают за обработку речи. Зона Брока отвечает за воспроизведение речи, зона Вернике – по сути, за понимание, но на самом деле между ними идет активное сообщение. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Между пониманием и воспроизведением? 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Нет, между двумя зонами. И оно (понимание и воспроизведение) тоже нарушается. Иногда мы этот недостаток можем обойти с помощью использования предметных символов (objects of reference, в русском переводе этот термин встречается как «опорные объекты», «предметные символы», «референтные объекты» – прим. ред.). Часто говорят, что предметные символы - это некая ранняя стадия, и необходимо переходить к использованию карточек и т.п. Но, но на самом деле, для некоторых людей они могут служить «обходным путем», и их использование может быть необходимо. Использовать речь тоже можно, но предметные символы будут обходным путем. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: То есть предметный символ - это на самом деле помощник, который помогает человеку обойти трудности, а не… 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Его можно потрогать. Крайне важно, что этот предмет можно действительно почувствовать, не используя аудиальную обработку информации и т.д. 

Многие людей с аутизмом на самом деле понимают, что им говорят, но не могут скоординировать механику движения, чтобы запустить речь. В фильме про Пранве, в конце, в двух последних эпизодах, мы видим, что он хочет что-то сделать. Я не знаю, что он хочет сделать, а он продолжает издавать звуки ‘А а а а, А а а а’ – и в итоге у него получается некий ритм. В целом, когда вы хотите что-то сказать, одной из первой стадий (а их примерно около одиннадцати, я не смогу сейчас все назвать) является ритм. И мы слышим, как Пранве создает такой ритм. Он никогда раньше ничего не говорил ничего, кроме «Где Шарлин?», - и, когда он это говорит, его звуки ‘А а а’ переходят в “Где Шарлин?”. То есть, для этой фразы у него есть ритм, превращающийся потом в “Где Шарлин?”, но сейчас ему нужно что-то другое. Итак, он никогда не говорил ничего другого, что бы слышали его родители или логопед, но вдруг он начинает себе как бы что-то напевать, находит тональность, определяет ритм и после этого у него формируются слова. Видно даже, как у него начинает трястись подбородок, когда он пытается заговорить, - по сути, вы видите мышечные движения, которые он пытается сделать, чтобы произвести слова. Именно поэтому эта часть фильма такая интересная. Наконец, у него получается произнести: “Baa baa black sheep” (традиционная британская детская песенка – потешка, в переводе С.Я. Маршака: «Ты скажи, барашек наш, Сколько шерсти ты нам дашь?» – прим. ред.), что, безусловно, не соответствует его возрасту. Но на самом деле это просто чудесно! Для него это удивительное достижение, которому он очень рад и которому мы крайне удивлены. 

Вопрос ритма чрезвычайно важен. Я работала с мальчиком, который постоянно везде носился (потому что у него была у него снижена проприоцептивная чувствительность), бился о стены, - и он издавал звуки. Но когда я издавала звуки, он никак не отвечал. Я попросила его маму сесть, поставить его лицом ко мне, придерживая своими коленями, чтобы тот не убегал и, каждый раз, когда он издавал звуки, мы отвечали такими же звуками, на его языке, - но это «не сработало», не принесло ни малейших изменений. Тогда я подумала, что, поскольку у него снижена проприоцептивная чувствительность, надо попробовать добавить проприоцептивные ощущения. И что мы сделали? - мы надели на него эластичный неопреновый пояс. Каждый раз, когда он издает звуки ‘А а А а’, мы (Фиби изображает как будто с двух сторон затягивает пояс), тянем за неопрен. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: То есть он получает физический ощущения? 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Он получает их на каждый произнесенный звук. И тут он поворачивается к маме, улыбается ей, смотрит ей прямо в глаза (чего он никогда не делал раньше), прикладывает пальцы к губам (Фиби показывает, чмокая) и кладет их на мамины губы. Конечно, все прослезились. Позже я узнала, что у него экссудативный отит (и, вероятно, обусловленная им, тугоухость – прим. ред.), и, возможно, он раньше не знал, что свои собственные звуки можно использовать для взаимодействия. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: То есть он слышал только внутренние звуки? 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Да. А потом, когда мы ему дали физические сигналы, синхронные его движениям, он смог связать их со способом взаимодействия с мамой. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: То есть, это еще один прекрасный пример того, как два чувства могут быть так близки друг к другу, что ощущение моих слов, моих звуков (в другой модальности – прим. ред.) помогает понять, как можно их использовать. 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: На самом деле, одним из возможных вариантов (работы) может быть использование синестезии. Сейчас считается, что синестезия связана со слишком большим количеством проводящих путей, так что сигнал очень легко переходит от одного органа чувств к другому.