настройки для слабовидящих
+7(812)575-17-71

E-mail

Пароль

Личный кабинет

Чуткая коммуникация: настраиваясь на людей с аутизмом

Интервью 15.

РАЗНЫЕ ГОЛОСА

Перевод Марии Волынской


Краткое содержание:
• Разные голоса выражают разное: с одной стороны, социально приемлемую коммуникацию, а с другой стороны, что человек чувствует на самом деле. 
• Вместо разных голосов человек может использовать «хорошую куклу» и «плохую куклу». Отрицание неприемлемых чувств может привести к проекции негативного аффекта и потере чувства самости во взрослом возрасте. 
• Нам необходимо обращать внимание на то, что человек чувствует, признавая его негативные чувства и используя его же слова в качестве образца или модели («Я хочу ударить Фиби» - «должно быть, ты чувствуешь, что хочешь ударить Фиби»). Поступая таким образом, можно привести в равновесие самоощущение человека. 
• Подтверждение негативных чувств человека может снизить уровень его стресса и количество негативных проявлений в поведении, а не повысить их. 
• Не задавайте вопросы, так как они усиливают сенсорную перегрузку. 
• Стратегии поведения, которые не признают негативный аффект человека, могут усилить чувство того, что человек потерял ощущение себя. 

ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Если говорить о голосах… Можно смастерить перчаточных кукол, чтобы у человека была "хорошая" кукла и "плохая" кукла. Например, вот эту назовем [левая рука Фиби] Мистер Друг, а эту – [правая рука Фиби] Мистер Рук. Мистер Друг – хороший, а Мистер Рук – плохой. Однажды маленький мальчик перестал разговаривать со своей мамой после того, как в школе с ним случилось что-то нехорошее. Тогда он сделал две куклы – Мистера Друга и Мистера Рука. Когда он поднимался наверх [по традиции в частных 2-3-этажных домах в Великобритании личные комнаты членов семьи и ванные комнаты располагаются на 2 этаже – прим. ред.], Мистер Друг говорил (веселым голосом): «Я сейчас приму ванну!», а Мистер Рук говорил (громко и раздраженно): «Не хочу принимать ванну!» То есть один из них вел себя социально приемлемо, как хотела мама, а другой – так, как мальчик себя чувствовал. Атмосфера в школе накалялась, там начали применять поведенческий подход (например, «Ты будешь сидеть на стуле, если будешь плохо себя вести!»). Ситуация ухудшалась - и тогда Мистер Рук полностью захватил Мистера Друга и никого не слушался... 
У мальчика не остается позитивной проекции, чтобы выступить против своих негативных чувств, поэтому он сам себя берет за ухо и сажает на стул. Он кричит и бьет себя, и это может длиться два часа - то есть ситуация уже достаточно тяжелая. 
И тогда я сказала его маме: «Нам нужно попробовать его "вытащить". Я попыталась обратиться к Мистеру Другу, но это не сработало. Тогда я решила, что нам нужно перейти на язык мистера Рука, который звучит так: [Фиби неприятно кричит] «ААА, ААА», и использовать этот звук. Я ему ответила [Фиби говорит тихим, мягким голосом]: «АаАаааа». Надо отвечать с эмпатией, и делать это искренне, нужно это прочувствовать. Недостаточно просто повторить действия, нужно почувствовать то, что чувствует этот человек, настроиться на него. Через несколько недель мальчик опять начал разговаривать с мамой, а Мистер Друг и Мистер Рук практически исчезли. Однако время от времени мальчик говорил: «Мама, Мистер Рук опять на меня нападает». Так он привлекал ее, чтобы она помогла противостоять его негативной проекции. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Да, но он не игнорировал негативную проекцию. 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Нет, совершенно не игнорировал. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Ему просто нужна была помощь, чтобы с ней разобраться. 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: И ему нужна была МАМИНА помощь с тем, чтобы разобраться, - он не пытался это сделать самостоятельно. Другую историю рассказывает в своей книге «Send in the idiots*» (дословно: «Приводите идиотов») Камран Назир. Он пишет, что его друг, тоже аутист, действительно смастерил из дерева двух кукол, - и, когда становилось тяжело, доставал их из карманов, и они общались между собой (*группа друзей с диагнозом аутизм собрали свои истории и написали книгу “Send in the idiots”. Полное название книги: “Send in the Idiots: Stories from the Other Side of Autism” by Kamran Nazeer – прим. ред). И если кто-то это общение нарушал, он жутко бесился, начинал все вокруг себя крушить, к нему нельзя было подойти… 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Он пытался завершить свой разговор, потому что он так обрабатывал информацию… 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Да, именно: "Я могу удержать, сохранить свой гнев и страх в рамках данных проекций". Понимаете, нам необходимо обращать внимание на такое. Недостаточно сказать: «Мы просто можем вступить в беседу», нам нужно обратить внимание на то, что человек чувствует, как с точки зрения физических ощущений, так и с точки зрения эмоционального, психологического состояния. Потому что без этого мы не сможем ему помочь, не сможем поддержать его рост. Возможно, нам удастся научить его каким-то навыкам… 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Но навыки - это не то же самое, что рост? 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Это не то же самое, что рост. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Навыки - это функциональная связь, а не эмоциональная. 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Да, конечно, не эмоциональная вовлеченность. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Только функциональные навыки сами по себе могут быть слишком непрочными. Нужно, чтобы к ним присоединялись эмоции. 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Думаю, да. Но интересно то, что как только вы отвечаете на эмоциональные потребности человека, он сразу же находит внутренний баланс. В этом, по сути, разница между аутизмом и шизофренией: они [люди с аутизмом] сразу же находят внутренний баланс. Как будто все сразу встает на место [Фиби показывает, как будто «душа» возвращается в тело], и "теперь можно взаимодействовать, общаться". 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Как будто: "Я снова целый". 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Да: "Я в порядке". Очень часто это состояние остается надолго. Время от времени его нужно поддерживать… И поразительно, насколько целительно это действует на человека!