настройки для слабовидящих
+7(812)575-17-71

E-mail

Пароль

Личный кабинет

Чуткая коммуникация: настраиваясь на людей с аутизмом

Интервью 19.

ИНТЕНСИВНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ – ИЗУЧАЯ ИХ ЯЗЫК

Перевод Марии Волынской


Краткое содержание:
• Изучив факторы, повышающие тревожность, сейчас мы рассмотрим способы снизить тревожность с помощью осмысленной коммуникации.
• Внимательно следите за тем, что человек делает. Какую обратную связь он дает себе с помощью тела? Нам нужно выучить язык, который имеет для него смысл.
• Отставьте в сторону, забудьте цели и задачи, которые вы ставили, и используйте язык тела человека, чтобы перенаправить его внимание с одиночной самостимуляции на совместную активность (Интенсивное Взаимодействие). 
• Читайте язык тела человека - с его помощью человек выражает свои чувства. Не беспокойтесь о том, что именно он сообщает, а настройтесь на то, чтобы уловить, что человек чувствует в процессе этого действия. Вашей целью является эмоциональная вовлечённость. 
• Подтверждение того, что человек делает – важно [концепция подтверждения и самоподтверждения – ключевая во взглядах Фиби Колдуэлл – прим. ред.]. Подтвердите его действия, и это позволит ему «двигаться дальше». 
• Вы можете начать с копирования того, что человек делает, но постепенно вносить небольшие вариации в ритм или в тон голоса, при этом всегда используя язык тела этого человека. 
• Поддерживайте любые новые коммуникативные инициативы, которые человек предлагает. 
• Убедитесь в том, что то, что вы делаете, снижает уровень стресса, а не увеличивает его. 
• Использование языка тела было предложено в 1980-х Герингом Эфраимом, который назвал это «Дополненным Материнством». Позже Дейв Хьюэтт и Мелани Нинд изменили это название на «Интенсивное Взаимодействие», чтобы подчеркнуть, что этот подход может удовлетворить нужды и детей, и взрослых любого возраста. 

ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Итак, до сих пор мы изучали область «Чуткой коммуникации», связанную с сенсорным опытом людей, которых мы поддерживаем: какой они получают опыт от чувственного окружающего мира, будучи гипо- или гиперчувствительными к отдельным стимулам, и как это влияет на их восприятие мира. Сейчас мы обратимся к Интенсивному Взаимодействию как к способу строить осмысленную связь с людьми. 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Строить эмоциональную вовлечённость. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Да, эмоциональную вовлечённость. Я думаю, это способ продвигать их интерес к социальному миру, - что может быть серьезной проблемой для людей, испытывающих такой эмоциональный дистресс, вызванный трудностями обработки сенсорной информации. Мы обращаемся к методу, который давно применяется и зарекомендовал себя. Он фокусируется на том, ЧТО человек делает, и - что ещё важнее, - КАК он это делает.
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Потому что язык тела выражает то, как мы себя чувствуем, и это относится ко всем нам. Я имею в виду, что 75% того, что мы получаем друг от друга, это не информация, а [понимание того, что, например,] «этот человек собирается уйти или ударит дверь». Мы настраиваемся на эмоциональный уровень человека, его аффективное состояние, отслеживая проявления языка его тела. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Одна из наиболее полезных вещей в Интенсивном Взаимодействии – это то, что оно помогает эмпатично настраиваться на то, что человек чувствует, обращая внимание на то, что он делает.
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Да, и именно КАК он это делает. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Обращая внимание на то, ЧТО он делает и КАК он ощущает то, что делает. Это даёт нам возможность заглянуть в ту эмоциональную реальность, в которой он находится в данный момент. 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Но я думаю, что вообще-то это физические проявления того, как человек что-то делает. Например, если он делает так [Фиби трясёт рукой], вы знаете, что сейчас все в порядке, но, если он показывает похожий жест [Фиби увеличивает амплитуду размаха руки и громко кричит], вы отойдете, потому что знаете, что он сейчас вас ударит. То есть то, КАК именно человек что-то делает, напрямую выражает то, что он чувствует. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Безусловно. И я думаю, что вместе с обсуждаемыми ранее причинами того, почему человек делает какое-то действие [Джанет трясёт рукой], это может быть его копинг-стратегией. Мы будем искать, как можно использовать его действие, чтобы сказать человеку: «Я тебя заметил, мне интересно с тобой, я тебя ценю». 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: И особенно чтобы ПОДТВЕРДИТЬ, что человек делает. Потому что одной из проблем является то, что таким людям, людям с аутизмом, не хватает подтверждения их чувств. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Хорошо, давайте тогда немного поговорим на эту тему. Я так понимаю, что мы все на самых – самых ранних этапах развития получаем подтверждение от заботящихся о нас людей (будь то родители, незнакомые люди, или кто-то ещё) - то есть взрослые копируют поведение малышей. Мы так поступаем, и делаем это естественно. Каждый раз, когда это происходит с малышом, он получает ощущение «О, я существую». 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Думаю, что это вообще-то сложнее. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Ну, и я хотела рассказать чуть больше, Фиби! [Джанет смеется]. 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Это подтверждает то, что он делает. Дамасио* (см. сноску в конце текста *1 – прим. ред.) говорит, что, когда я вижу, что вы что-то делаете, мой мозг получает два сообщения: первое мне говорит о том, что вы шевелите пальцами, а второе - о том, что мои глаза видят, что вы шевелите пальцами. То есть, когда я вижу, что вы что-то делаете, на самом деле это рассказывает кое-что обо мне самом, и именно это является подтверждением типа «Я что-то слышу, мои уши работают». И кажется, что именно такого подтверждения им (людям с аутизмом) не хватает. Получается, что малыш говорит «ку», а мама отвечает «ку-ку», и малыш может «двигаться дальше». То есть малыш инициирует, мама подтверждает его, малыш «двигается дальше». А при аутизме, похоже, многие люди застревают в этой необходимости [получить подтверждение]... И, не получая подтверждения, не «двигаются дальше». 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Одна из задач заключается в том, чтобы понять, что мешает малышу получить подтверждение, которое, несомненно, ему отправляется - так же, как и всем остальным малышам. Мы все получаем разнообразные подтверждения, мы их впитываем, и одно идет за другим. Мы с вами не могли бы разговаривать, если бы не задавали друг другу вопросов, и это же происходит с нейротипичным, нормально развивающимся младенцем. Это происходит снова и снова, и является крайне важным элементом в построении способности младенца перейти от экспрессивной коммуникации к намеренной коммуникации. То есть младенец [с аутизмом] натыкается на барьеры и не усваивает отправленное ему подтверждение (например, из-за способа обработки сенсорной информации, не позволяющего ему это сделать) …
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Я хочу заметить, что похожие проявления возникают при расстройстве привязанности. Но [в нашем случае] родитель отлично справляется, а младенец просто не может это воспринять, потому что сообщения не доходят до мозга.
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Мозг их получает, но они все перепутаны из-за сенсорной перегрузки?
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Да. Но вернемся немного назад к одному из, на мой взгляд, ключевых моментов в Интенсивном Взаимодействии - к подтверждению. Думаю, это центральный момент. Если люди этого подтверждения не получают, они не могут «двигаться дальше». Именно поэтому они застревают на механическом повторении – они повторяют еще и еще, чтобы получить ответ. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: По сути, вместо того, чтобы получить подтверждение от своих близких, младенец начинает подтверждать своё существование с помощью своих привычек [Фиби соглашается]. Так внутреннее подтверждение становится гораздо важнее любого подтверждения со стороны, - потому что оно несёт больше смысла, потому что «оно мое, я его понимаю, я его чувствую».
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Это впечатывается в сознание, то есть минует сложную обработку. Мозг говорит: «Я это знаю, все в порядке, продолжай, мне не нужно за этим следить». Этим действиям (привычкам) не нужно проходить через сложную обработку информации. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Да, и думаю, самое вдохновляющее на свободное творчество в Интенсивном Взаимодействии - это то, что оно говорит нам: нет никаких хронологических рамок... Нет двери, которая захлопнется и отнимет у нас способность использовать подтверждение, чтобы показать человеку: «Я замечаю тебя». По сути, это то, что мы делаем для людей: мы даём им подтверждение, которое они уже знают и понимают, а неожиданным элементом выступает: «О, это пришло откуда-то ещё».
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Кроме того, необходимо постепенно вносить небольшие изменения. Например, если кто-то делает так [Фиби стучит по столу], можно сделать так [Фиби повторяет свой стук, внося небольшое изменение в конце], - то есть немного изменить ритм. Изначально мозг говорит: «Ой, я это знаю!», и именно такое небольшое напряжение действительно переносит внимание с одиночной самостимуляции на совместную активность.
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Для начала я повторю это максимально похоже и не буду вносить элемент внезапности сразу же. 
«Боже мой, это моё и (в то же время) не моё! Моё внутреннее сообщение пришло откуда-то снаружи!» - это то, с чего я начну, это интересно, это стимулирует, и само по себе удивляет. Думаю, немного позже в работе мы разнообразим действие, делая что-то иначе.. 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Вы можете делать так. Но я буду разнообразить сразу, я просто так изучаю (его или её) язык. И как только я этот язык усваиваю, то сразу предлагаю небольшие изменения. Я могу начать с одной "фразы", но совсем скоро перейду к использованию этого языка полностью – в то же время удерживаясь в рамках заданных параметров, в особенности в рамках ритмов, которые мозг сможет воспринимать. Моя версия должна быть достаточна похожа. Помните, кто это говорил, что родительство должно быть «достаточно хорошим», Винникот?* [*2 – прим. ред.]. Эта его фраза «достаточно хорошее», здесь превращается в «достаточное соответствие». И потом происходит так, что как только человек видит, [что я отвечаю] на его действия, он начинает вносить небольшие изменения самостоятельно, он практически сразу сам начинает что-то добавлять к своей активности. Нам нужно очень хорошо осознавать, что нужно дальше развивать разговор, а не продолжать делать то же самое (с чего мы начали).
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Вы говорите с позиции очень опытного человека, абсолютно уверенного в этом методе. Я думаю, что, когда человек только начинает, он не сможет так же легко и быстро уловить чужой язык, как вы с вашей интуицией и опытом. Скорее всего, новичкам в Интенсивном Взаимодействии может понадобиться убедиться в том, что они хорошо понимают внутренний язык человека, прежде чем пробовать его разнообразить. Я часто видела, что люди начинают думать: «Это должно двигаться гораздо быстрее», - и пытаются делать что-то более сложное, чем нужно. Тогда вы попадаете в ловушку того, что вы ведёте взаимодействие, хотя взаимодействие должно вести вас.
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Что интересно, если вы пошли по неправильному пути, вы сможете использовать свою ошибку, вернувшись назад. Вам просто нужно использовать свой язык тела: не только читать язык тела другого человека, но и использовать свой. То есть, если вы видите, что напряжение нарастает, вы показываете удивление «Ааа» [Фиби разводит руками и мимикой показывает удивление], возвращаетесь к предыдущему действию и отвечаете. По – моему, мимика очень недооценена в современном Интенсивном Взаимодействии: нам нужно отвечать с помощью своего языка тела и держаться в состоянии «удивления», и его люди с аутизмом считывают очень хорошо.
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Да, потому что так мы ничего не усложняем словами. Чему я у вас научилась очень четко и очень давно - тому, чтобы вовремя замолчать. Если другой человек не разговаривает, зачем мне использовать мою речь - я должна использовать с этим человеком его язык, а не свой. Я себя дисциплинирую тем, чтобы перестать болтать, перестать высказывать свои наблюдения, довериться языку тела и, - вы правы, - также довериться мимике. То есть когда я так реагирую на совершенную мной ошибку или (лишнюю) фразу [Джанет показывает удивление, открывая рот и откидываясь на спинку стула], то делаю очевидную паузу. Однако я заполню эту паузу (своей мимикой), вместо того, чтобы сказать: «О, а это интересно… Зачем ты так сделал?», - так как по большей части мои «бла-бла-бла» только перегружает человека.
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Да, именно так.
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Возвращаясь к тому, что мы имеем в виду под копированием, отзеркаливанием, «празднованием»* [*3 - см. прим. ред.], ответом на действия человека - по большей части это всё связано с наблюдением. Вы «улавливаете» язык человека; вы смотрите на сенсорный язык, который он использует, чтобы поддерживать контакт с самим собой: 
- Что же такого в том, чтобы рвать кусок бумаги? 
- От чего человек получает такое удовлетворение? 
- В том ли дело, что она наблюдает за листком? Или всё дело в звуке? В вибрации? 
Единственный способ, с помощью которого я могу рассуждать на эту тему – попробовать так сделать самостоятельно.
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Вы правда это анализируете? Потому что, признаться честно, я нет.
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Ну, это потому что у вас и так все отлично получается.
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Нет, не в этом дело. Надо просто это делать, наблюдать за физической обратной связью, которую они дают себе, и для этого нужно самому попробовать эти действие совершить.
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Безусловно. Для меня это пища для размышлений. Поэтому то, что я делаю - я беру бумажку и я чувствую...
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: И вы получаете ту же обратную связь, что и они.
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: И не впадаю в аналитический паралич рассуждений «почему они так делают». Здесь вопрос в том «ЧТО это такое?»
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: А также в том, КАК они это делают. Вот это [Фиби показывает резкое действие] отличается такого [Фиби показывает то же действие плавно].
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Конечно. Это [резкое действие] я почувствую всей рукой. Если я с такой силой что-то рву, так чувствую это руками, то буду размышлять о том, каким способом я могу ответить человеку, чтобы сообщить ему о том, что я заметила воздействие, которое он таким образом сам себе даёт.

ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: В фильме, где мужчина делает вот так [Фиби трясёт рукой] [фильм - Learning The Language], он даёт себе обратную связь здесь [Фиби слегка похлопывает себя по запястью], и это очевидно, а также здесь [поглаживает себя по плечу]. И когда я стучала по полу в этом ритме, ничего не произошло. Но когда я в этом ритме похлопала его по руке, он заинтересовался, повернулся, посмотрел на меня и улыбнулся.
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Еще один момент в этом фильме, который мне кажется интересным, - это когда вы впервые замечаете [что человек трясёт рукой], то пробуете сделать также, и потом...
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Да, правда, я это делаю.
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: И потом вы пытаетесь это сделать на нем (похлопывая в его ритме – прим. ред.). Потом вы привносите немножко игры: вы берёте электромассажёр [цилиндрический вибрирующий массажер на батарейках, который можно поставить торцом – прим. ред.], думая так простимулировать эту часть его руки. Но ритм [массажера] отличается. 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: А также у нас обоих внимание фокусируется на массажере. И это другая проблема: если вы используете какое-то устройство, внимание у вас обоих сфокусируется на третьем объекте, а не на взаимодействии. Однако именно взаимодействие - самая важная часть. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Если только речь не идёт об интерактивном объекте, с которым можно взаимодействовать. В данном случае это не такой объект, и потому всё, что хотел делать клиент — это поставить его, чтобы он не падал. 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Да, именно.
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: И я думаю, что он хотел поставить массажер только потому, что ритм, который он от этого предмета получал, так отличался от его собственного ритма. 
И тогда вы снова вернулись к тому, чтобы «отмечать» его ритм. У него в руках кусок веревки, и вы используете веревку, делая это так, чтобы он видел. А когда он забирает вашу веревку, вы начинаете работать с помощью тела [Джанет стучит Фиби по плечу]. 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Да, и тогда он начинает ко мне поворачиваться. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: И я в восторге от того, что это нормально. Массажер «не работает», но вы просто получаете ещё немного информации о том, что может сработать.
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Я должна выучить язык, а обучение языку не происходит легко, это важно. Я не совсем согласна с вами в использовании слова «отмечать», и вы в курсе этого (мы об этом разговаривали раньше).
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Да, я в курсе.
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Потому что я думаю, что это (такое «отмечание», «празднование») может привести человека к “Вау”- ответу [то есть к ответу с чрезмерным энтузиазмом – прим. ред.], а я заинтересована в языке, который ставит нас в абсолютно равные отношения, так как мы в основном взаимодействуем друг с другом в таких рамках. И мне не хочется перетягивать…
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Да, вы правы, я это понимаю. Есть опасность, что тогда мы дадим себе разрешение пробовать развлекать человека,- а это не то, чем мы занимаемся. В сущности, это он нас развлекает, а мы внимательно за ним наблюдаем.
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: У нас происходит такой же разговор, как, например, сейчас между нами. На равных. Так, в данном случае параметром нашей беседы является обсуждение этой конкретной темы.
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Причина, по которой я использую слово «праздновать» (а слово это я утащила у Дэйва Хьюэтта и Мелани Нинд из одной из их ранних книг) и причина, по которой мне нравится это слово, в том, что с его помощью мы уходим от часто встречающегося взгляда на Интенсивное Взаимодействие как на «зеркало»: просто делать то же самое, что делает другой человек, не обращая внимание на то, как он это делает. И мне кажется, что «празднование» помогает немного отойти от такого взгляда. Но бьюсь об заклад, есть одно слово, которое мы обе никогда не будем использовать, и это слово «передразнивать». 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Мы, безусловно, никогда не будем использовать слово «передразнивать». 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: [Интенсивное Взаимодействие] отстоит от передразнивания настолько далеко, насколько это возможно. И я считаю [передразнивание] неуважением.
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Передразнивание — это неуважение, а мы, наоборот, ценим человека так сильно, что обеспокоены тем, чтобы выучить его язык. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: И, если у нас получается, это становится для каждого из нас огромным облегчением.
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Тогда мы можем разговаривать друг с другом на условиях полного равноправия: вы - со мной, я - с вами. И я не обязательно «праздную» то, что вы [делаете].
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Но если бы все, что я делаю, было бы простым копированием или отражением того, что вы делаете…
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Ну, тогда бы я очень вами заинтересовалась [Фиби смеется].
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Да, но возможно, я бы не ощутила теплоты. А я пытаюсь внести немного эмпатийной теплоты в свои слова.
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Да, но проблема с эмпатией заключается в том, что это должен быть ответ, исходящий изнутри, а не просто действие. Человек сразу начнет буянить, если эмпатия не искренняя. И в этом, на мой взгляд, опасность… Но возможно, я перегибаю палку по этому вопросу. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Мы можем долго спорить на тему терминов, но главный смысл заключается в том, что это всегда сопереживающий и уважительный ответ на то, как человек налаживает контакт с самим собой, как он справляется с теми трудностями, которые ему предлагает окружающий мир. 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Но также он получает удовольствие от этого удивительного осознания, что существует что-то извне, что имеет смысл для моего разума. По сути, все, что я делаю - наблюдаю за тем, имеет ли конкретная вещь значение для разума этого человека, - и это ключевой вопрос для меня. Повышает ли это действие уровень стресса или снижает его? Именно на это я обращаю внимание, за этим все время наблюдаю. Я это делаю не осознанно, но все время за этим слежу. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: И нам нужно это понимать, если мы хотим заниматься [Интенсивным Взаимодействием] эффективно. 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Во-первых, нам нужно освободиться от всего [от ожиданий, своих мнений, концепций и т.д. – прим. ред.], но кроме того… нам нужно, чтобы наше левое полушарие было более активно и наблюдало за происходящим. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Да, я думаю, здесь много происходит без осознания: наблюдение, догадки, как мне отвечать по ходу. И чем больше вы этим занимаетесь, тем меньше вы замечаете, что вы это делаете. Но если мы пытаемся вдохновить людей попробовать [Интенсивное Взаимодействие], я думаю, самое главное - это наблюдение: неспешное наблюдение за тем, что человек делает.
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Но не отстраненное наблюдение.
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: О, нет, нет, нет. Речь не о наблюдении «под запись».
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Чего я не делаю, так это не читаю длиннющие записи экспертов, потому что в 99% случаев в них нет ничего, что могло бы дать какие-то зацепки.
(Я говорю про) наблюдение в процессе работы, когда вы что-то делаете. Суть в том, что нам нужно полностью наладить близкий контакт с человеком, с которым мы работаем, можно сказать, «проникнуть» в его разум. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Я все талдычу про наблюдение, потому что иногда люди считают, что они сначала понаблюдают, а потом сделают. На мой взгляд, наблюдение должно идти все время в течение беседы, так как человек меняет свой язык.
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Конечно, люди меняют слова своего языка, поэтому нам нужно концентрироваться на фразах. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Да, меняется очень много: ритм, скорость, интенсивность...
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Думаю, что про ритм мы уже поговорили и про то, как я с этим управляюсь - это основа всего. Но я бы хотела вернуться ненадолго к матери и младенцу. Мать или другой заботящийся взрослый делают это инстинктивно (я буду использовать термин «мать», потому что по большей части все происходит во взаимодействии с ней). Она использует условия инстинктивно, то есть она не сидит и не ждет, что малыш скажет «Ку» и…
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: А я теперь должна ответить «Ку-ку».
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Да, это происходит инстинктивно, изнутри.
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Расскажите мне подробнее про Геринга Эфраима и его исследованиях на эту тему.
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Гэри – это человек, который в принципе начал применять Интенсивное Взаимодействие. В то время это называлось «дополненным материнством», но название пришлось изменить в соответствии с идеями Вульфенсбергера* [прим. ред. 4*] о соответствии занятий возрасту.
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: А я думаю, это еще связано с сексизмом, потому что, во-первых, оно («дополненное материнство») подразумевает, что отцы не могут этого делать, и что никто, кроме родителей, не справится с этим. Мне бы хотелось выступить в защиту не-родителей.
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Думаю, что проблема равноправия полов кажется таковой ретроспективно, и суть не в этом. Думаю, суть в том, что он прочитал работы Дэниела Стерна* [прим. ред. 5*] о взаимодействии матери и малыша и в них, конечно, речь идет о женщинах. Безусловно, некоторые мужчины прекрасно справляются. Здесь не должно быть различия по гендерному признаку, но чисто биологически происходит так, что обычно речь идет о маме. В любом случае, Гэри работал в больнице в окрестностях Лондона. Он был психологом-консультантом; к нему приводили всех самых тяжелых пациентов, с которыми никто ничего не мог делать, было сложно справляться с их поведением. И, по его словам, докторская степень ученого-психолога ничем ему не помогла, не дала ни одной зацепки, что делать. Тогда однажды, уже отчаявшись, он начал присоединяться к их активности, - и он жутко удивился, что они сели прямо, стали на него обращать внимание. Тогда он попробовал так работать с остальными пациентами, и все они среагировали также, и это его просто поразило. К сожалению, он ничего не записал. Мне очень повезло, потому что 4 года я возглавляла исследовательский грант от RowntreeFoundation, и в течение этих 4-х лет он был моим супервизором, и он меня этому научил. До того я работала с личными предпочтениями людей и создавала необходимую для них среду и оборудование, поэтому одно очень удачно сложилось с другим, и мы оба начали [работать в этом направлении].
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Вы смотрели на действия людей и как их превратить в некую игру…
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Не столько игру, сколько как использовать обратную связь, которую они давали себе.
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: И, безусловно, находясь с ними на безопасной же волне.
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Кстати, мы еще не говорили об опасности втянуться в игру, то есть в совместную активность, происходящую по правилам. И это действительно огромная проблема, потому что тогда вы упускаете любую ответную реакцию человека, и то, как он на самом деле развивается. Тогда Вы его не слушаете. Возвращаясь к Гэри, он ничего не описал и оставил все другим людям, - и Дейв Хьюэтт был одним из первых людей, кто с ним был связан. Дейв все это записал, и Мелани Нинд все это записала, и я это все записала. Я совершенно случайно стала на этом специализироваться, потому что столкнулась с такими людьми, с людьми с аутизмом, в работе. Отсюда мой интерес. А Гэри был прекрасным учителем, он меня научил тому, что я сама – лучшее оборудование, которое у меня может быть. И тому, что человеку нужно использовать свое тело, нужно налаживать контакт с людьми через себя.
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Да, на самом деле вы – самое интересное и универсальное оборудование, с которым ваш клиент когда-либо сталкивался, и у вас есть способность ответить таким образом, которым не может ответить никакой предмет.
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: С точки зрения клиента вы действительно можете им оказаться. Я работала с людьми в возрасте 60 лет, - и знаете, создавалось впечатление, что впервые кто-то потрудился поговорить с ними способом, который для них имеет смысл. Вы видите облегчение и то, как уходит стресс, и они снова и снова испытывают радость... Неважно, два года человеку или шестьдесят пять… Неважно, какого он пола, какой расы… Я работаю в Швеции, Дании, и это не имеет значения.
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Это универсальный язык.

 


Примечания редактора:
*1. Антонио Дамасио (António Damásio) – португало-американский нейробиолог, профессор, автор нескольких книг, включая самую известную книгу «Так начинается «я». Мозг и возникновение сознания» (опубликована в 2010, в 2018 году выходит перевод на русский язык в издательстве «Карьера Пресс»), в которой он изучает взаимодействия между мозгом и сознанием. Его исследования показали, что эмоции играют ключевую роль в социальном познании и процессе принятия решений. 
*2. Дональд Вудс Винникотт (Donald Winnicott, 1896-1971) — британский педиатр и детский психоаналитик. Один из важнейших представителей теории объектных отношений. 
*3. Термин, впервые употребленный в книге Дэйва Хьюэтта и Мелани Нинд. Его часто использует ФИБИ КОЛДУЭЛЛ. В целом «празднование» (англ. сelebrating) означает радость от действий человека, радостный ответ на его реакции, схожий с восхитительным удивлением матери действиями младенца.
*4. Вульф Вульфенсбергер (WolfPeregrin Joachim Wolfensberger, 1934–2011) - немецко-американский академик, разработавший свою модель принципа нормализации, которая легла в основу документов, регулирующих работу с людьми с ограниченными возможностями в США и Канаде.
* 5. Дэниэл Норман Стерн (Daniel Norman Stern, 1934-2012) — американский психиатр и теоретик психоанализа, специализировавшийся на теории детского развития, по которой он написал множество книг, самой известной и успешной из которых считается «Межличностный мир ребёнка» (1985).