настройки для слабовидящих
+7(812)575-17-71

E-mail

Пароль

Личный кабинет

Чуткая коммуникация: настраиваясь на людей с аутизмом

Интервью 4.

 СТРАТЕГИИ ВЫХОДА (стратегии избегания).

Перевод Марии Волынской.

Краткое содержание:
• Человек ищет, как отделить себя от источника, который, по его ощущениям, ведет к сенсорной перегрузке, с помощью избегания, выключения или агрессии, направленной на себя или на других (ответная реакция типа «борись», «беги» или «замри»).
• Нам следует найти и снизить влияние триггеров поведения беспокойства.
• Временной промежуток – как возможность предвосхитить определенные действия.

Интервью:
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Я бы хотела узнать больше о том, что происходит, когда повторяющееся действия не эффективны для человека, находящегося в сенсорной перегрузке. Что может произойти тогда?
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Произойдет то, что человек будет использовать стратегии выхода. Он или сразу уходит в стратегии выхода, или использует повторяющиеся действия в качестве щита, который его защищает. А мы [прим. ред. – речь идет об общепринятых стратегиях остановить стереотипные действия, якобы мешающие контакту человека с аутизмом с внешним миром] пытаемся их остановить, так как, нам кажется, что они выступают барьером между нашей коммуникацией с человеком. Но, конечно, на самом деле это не так. 
Человек уходит в стратегии выхода, что, по сути, означает: "Я хочу отделить себя от вас, потому что считаю вас источником сенсорной перегрузки. Может быть, на вас надето ослепительное ожерелье, и я на нем фиксируюсь…" То есть, это на самом деле является перегрузкой. «И поэтому я ухожу в эти стратегии выхода, первой из которых будет фактически сбежать». 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Просто чтобы отделить себя от источника. 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Да, просто отделить себя, устраниться. "Я отделяю себя: закрывая глаза, или натягивая на себя капюшон, или убегая прочь. И это меня отдаляет от того, что я считаю причиной своей сенсорной перегрузки". Вторая стратегия, встречающаяся не так часто, называется «выключение». Она заключается в том, что «мозг» просто как - бы «останавливается», так что действия даже механически не происходят. Например, моя коллега работала с мужчиной, который любил книги, и он переворачивал страницы, останавливался на каком-то развороте и не мог продолжать дальше. Она потом спросил его, почему так происходило (а такое застывание могло продолжаться минут двадцать), и он ответил: "Мне нужно было время подумать". Что он имел в виду на самом деле? - ему нужно было время «запустить» свою моторную систему - чтобы мышцы могли сработать последовательно, чтобы все-таки перевернуть страницу. Или пройти из одной комнаты в другую. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Вы имеете в виду, что стимуляция, перегрузка, не позволяла ему этого делать?

ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Нет, не уверена. Не думаю, что кто-то знает, в чем там суть на самом деле. Дело в том, что действие состоит из нескольких этапов. Понимаете, мы думаем, что хотим что-то сделать и делаем это. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: То есть я хочу перевернуть страницу и переворачиваю её.
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Да, именно так. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Но для этого человека...
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Для этого человека есть целый ряд [вещей], которые он должен сделать: ему нужно захотеть, 
ему нужно наладить правильный ритм, 
ему нужно настроить мышцы на последовательную работу, 
ему нужно... 
Есть всякие разные этапы. 
И у него происходит нарушение на моторном уровне: он не может перевернуть страницу. 

ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Да, и конечно, чем больше люди говорят "Ой, да ладно, давай, просто переверни страницу", - тем ему тяжелее...
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Да, и потому ещё, что речь выступает как дополнительная информация, которую надо обработать - и это человек ещё больше «замедляется».
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: И еще речь добавляет тревожности, а «чем более я тревожен, тем хуже у меня происходит обработка».
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Именно так. Я обнаружила, что когда пытаюсь заставить ребёнка пройти из одной комнаты в другую, и он застывает, не надо ничего говорить. Потому что чем больше ты говоришь, тем более выражена проблема. Но если его попросить отнести тяжелый стул, который ему пригодится в другой комнате, блокировки не происходит. Очень часто они достаточно легко с этим справляются. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Итак, дать им нести что-то тяжёлое...
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Да, потому что вы добавляете физический элемент, это другой, по сути, обходной путь... У него заблокирована моторная система, и это обходной путь мимо неё. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: А также это скорее функциональное, чем абстрактное действие. На самом деле - перейти из одной комнаты в другую в некотором смысле достаточно абстрактно, а принести стул или книгу или пирог или что-то...
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Что-то тяжёлое...
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: …из одной комнаты в другую - это достаточно функционально…
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Помню, я работала с одним мальчиком, который никогда не ходил к своей бабушке, жившей через дорогу, и бабушке это порядком надоело. Тогда я сказала его маме: "В следующий раз, когда вы придёте домой, дайте ему пару тяжелых пакетов с продуктами, укажите на бабушкин дом и скажите: "Иди отнеси это бабушке". И он отнес, без проблем, потому что эта тяжесть, этот вес, это, как я сказала, другой подход к проблеме. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Хорошо. То есть мы знаем, что это функционально, но на самом деле вес требует решения другой задачи обработки сенсорной информации. Это вариант разгрузки. 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Да, это другой путь, безусловно. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Мы можем поговорить о каких-нибудь из этих сенсорных путей [стратегиях – прим. ред.]?
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: На данный момент мы поговорили об избегании и выключении, и есть ещё третий способ выйти из данной ситуации - это «если я вас стукну». Потому что я воспринимаю вас как источник сложностей...
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Так что я от вас избавляюсь.
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Я избавляюсь от вас. Или практически по кругу агрессия может быть направлена обратно против меня самого. Так что я начну бить себя. Но, думаю, бить себя, наносить себе увечья - это особый случай. Вообще-то, такое практически исходит изнутри. Существуют разные причины, по которым люди бьют себя по голове. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Но также есть разные причины, почему люди бьют окружающих. Я думаю иногда… «Когда я вас бью, я ещё и чувствую вас и этот момент. Давайте просто предположим, что у меня проблемы с обработкой сенсорной информации. Аудиальное впечатление от вас и визуальное впечатление в этот момент настолько перепутались, что это меня подавляет именно так, как вы описываете. Если я вас чувствую [телом], вы становитесь более понятным: я только что вас прочувствовал. Так что то, что я вас ударил, вообще-то делает вас [для меня] более осязаемым, - и это не акт агрессии, чтобы вы исчезли». 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Ну, может быть и так, если я завизжу. Есть выдающаяся автобиография Ирис Йохансон. Ирис рассказывает, что она кусала других детей, и ей это очень нравилось: когда она их кусала, а они кричали. А ещё лучше было, если их мать в то же время кричала на неё. 
И, по сути, она испытывала синестезию - то есть когда полученное сенсорное впечатление, в данном случае звук, ощущалось как цвет. То есть, когда она кусала ребёнка, и он кричал, ее разум рисовал такие цветные полосы. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Да, и опять же в этом есть предсказуемость, правда?
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Но также, когда мать присоединялась и тоже кричала на нее, появлялся другой набор цветов. И, конечно, никто бы не подумал, что эта девочка кусает других детей, потому что она «синестетик» -  она испытывает одно чувство как другое. Удивительно. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: И потому мы не обязательно понимаем причины, стоящие за поведением...
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Нет, и не знаем, какую применить стратегию.
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Но! Найти стратегию, чтобы ребёнок перестал кусаться, это очень важно. Это может не отвечать его сенсорным потребностям, но, конечно, нам необходимо прекратить то, что он кусает других детей. 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Безусловно, но есть и другие причины для нанесения себе увечий или стука головой. Можно стучать головой об стену, потому что "Я делаю это, когда мой мозг перестаёт понимать, что происходит. Тогда внутри меня как будто происходит  интереснейший разговор", - это сказал один человек. Но также можно стучать головой о стену из-за боли.
Есть одно интересное исследование, которое появилось недавно: перед началом самоповреждающего поведения в симпатической нервной системе происходит пик активности. Это та часть нервной системы, которая (при стрессе) изменяет частоту сердечных сокращений, температуру, ритм дыхания и так далее [прим. ред. – симпатическая нервная система в целом отвечает за напряженное состояние и возбуждение организма], и у этой активности есть пик. Он происходит за десять секунд до того, как это поведение, самоповреждающее поведение, проявляется.
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Хорошо, значит, есть промежуток времени между пиком «Мне нужно это сделать» и непосредственным действием.
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Да, есть промежуток времени… Важно, что очень часто можно увидеть, как поведение человека меняется перед тем, как он непосредственно начинает себя бить и т.п. Ребенок, с которым я работала, клал голову на стол, когда ему становилось грустно в этот временной промежуток, смотрел на меня, и через несколько секунд после этого он начинал стучать головой по столу и говорить бум-бум-бум. И я… В общем, следует попробовать вмешаться в этот интервал.
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: В эти десять секунд? Вмешаться и что сделать?
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: [Стучит по столу рукой]
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: То есть Вы производите шум.
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Я предвосхищаю его действия. То есть… Я подтверждаю его [желание], но предвосхищаю действие.
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: То есть Вы подтверждаете его необходимость это сделать, вы это предвосхищаете, создавая обратную связь другим способом.
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: И тогда он встает и смеется.
И, следовательно, такой способ предвосхищающего поведения очень хорош. Если вы видите, как начинается эта последовательность, то у вас появляется некий временной отрезок. И это верно не только когда человек наносит себе увечья. Думаю, что это также проявляется во время агрессивных атак. Если вы видите начало триггера, включаетесь вовремя и предвосхищаете его, очень часто человек просто отвернется и засмеется. Не так давно у меня была женщина, которая очень больно щипалась…
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Она щипала себя или других?
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Всех.
Но перед этим она вот так двигала головой [показывает движение]. В ее поведении было изменение. И я сказала, знаете, как только вы увидите, что она это делает, просто возьмите ее за предплечье и аккуратно, но твердо сожмите его. Безусловно, не надо ей делать больно, просто аккуратно и твердо. И она отвернулась сразу же, улыбаясь. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Мне бы хотелось узнать больше об исследовании того, как происходит этот пик - пик, который случается за десять секунд до того, как сработает это поведение? 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Это изучали в Университете Бирмингема, на факультете психологии, отделении изучения головного мозга. Там создали варежки, которые измеряли уровень потоотделения на ладонях, - фактор, изменяющийся, когда человек расстраивается. То есть они видели, что человек расстраивается, до того, как это по факту происходило. Я хочу сказать, что это касается самоповреждения тоже, когда человек себя кусает или по-другому делает себе больно. Думаю, что это также справедливо относительно агрессии в отношении других людей: подъем (потоотделения) происходит перед тем, как появляется такое поведение. Потому что очень часто можно услышать: «Она краснеет перед тем, как напасть», или «Вы можете увидеть, как у нее меняется взгляд, она выглядит по-другому».