настройки для слабовидящих
+7(812)575-17-71

E-mail

Пароль

Личный кабинет

Чуткая коммуникация: настраиваясь на людей с аутизмом

Интервью 6.

 ВИЗУАЛЬНЫЕ ИСКАЖЕНИЯ И СИНДРОМ ИРЛЕН

Краткое содержание:
• «Бихевиоральные», поведенческие стратегии и заключения основываются на нашем собственном сенсорном опыте, а не на опыте человека с аутизмом. 
• Для многих людей с аутизмом их визуальный опыт является запутанным вследствие неправильной обработки входящей визуальной информации (синдром Ирлен), которая вызывается ярким светом, определенными цветами и узорами. Носите простую одежду приглушенных цветов. 
• Синдром Ирлен / скотопическая чувствительность не проявляется при обычных проверках зрения. 
• Многим людям с Синдромом Ирлен помогают цветные прозрачные или затемненные линзы; каждому человеку требуется персональный подбор линз. 
• На снимках видна хаотичная сенсорная активность в мозге, которая корректируется с помощью использования линз правильного цвета. 
• Необходимо, чтобы обследование (колориметрический тест) проводил специалист, умеющий работать с людьми с аутизмом. Чтобы найти ближайшего к вам специалиста с необходимым опытом по синдрому Ирлен, пожалуйста, напишите по адресу 
tina@irleneast.com (*язык общения – английский). 
• Работа с беспорядком в одной сенсорной модальности может улучшить обработку информации в другой модальности. 

[Интервью] 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Чтобы завершить эту тему, я хочу вернуться к тому, что мы ощущаем внешнюю реальность, абсолютно отличную от реальности людей с аутизмом. Я пришла в центр дневного пребывания, где находился один мужчина. Он сдирал футболку с женщины – ассистента, и окружающие уже собирались вызывать полицию или психиатра. Я спросила: «Постойте, а какого цвета эта футболка?», - спросила я. И мне ответили: «Черная в белую полоску». Тогда я задала вопрос: «А он так делает, когда на ней обычная футболка?» - «Нет». И я сказала: «Как насчет того, чтобы попросить ее носить простую футболку вместо того, чтобы вызывать кого-то извне?» Происходило то, что эти полоски вызывали болезненные визуальные нарушения, от которых он пытался избавиться. И в школах мы сталкиваемся с той же проблемой, когда там висят такие красивые цветные доски с гофрированными краями, которые дети пытаются содрать со стен. Из-за того, что визуальное нарушение слишком болезненное, им просто не обработать то, что происходит. Мы строим стратегии на основе СВОЕГО сенсорного опыта, а не их опыта. И мы судим об их поведении на этом же основании. 

ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Именно. Вы сказали, что это наш опыт, не их опыт. Но думаю, что многие из нас могут понять аспекты этого опыта. Нам надо попробовать его понять и потом представить, как это могло бы ощущаться в сильно преувеличенном варианте. У многих из нас были зрительные ощущения, когда мы смотрели телевизор, и там показывали кого-нибудь в костюме в очень мелкую клетку или из твида. И из-за особенностей технологии (не знаю, как правильно сказать) - из-за полос на телевизоре, как бы «вступающих в противоречие» с клеткой, казалось, что клетка как будто двигается. Это не обычный для нас опыт. Но человек, находящийся «на другом конце шкалы», имеющий проблемы с визуальной обработкой информации, возможно, видит так все время: обычные изображения бы двигаются и распадаются на пиксели. И более того, такой опыт вызывает боль. 

ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Эффект в том, что окружающая среда визуально разбивается, все начинает крутиться и увеличиваться. Донна Уильямс рассказывает о том, как сотни предметов крутятся и увеличиваются вокруг нее, но это отсылает нас к следующему разделу, касающемуся сенсорных трудностей: как мы можем превозмочь эти сенсорные трудности? Есть ли способ снизить количество входящих сенсорных сигналов, которые мозг не может вынести, и увеличить количество тех сигналов, которые мозг выносит? 
Сейчас я коснусь в первую очередь визуальной составляющей, хорошо? 
Эта работа началась с людей, страдающих дислексией; позже к ним присоединились некоторые из более сохранных людей с аутизмом, в частности Донна Уильямс. Они сказали: «Прыгают» не только цифры, - прыгает абсолютно все. Давайте попробуем ваши цветные линзы?» Донна Уильямс стала мерить линзы, и когда она подобрала те, что ей лично помогли, то увидела, что все в мире «замерло», перестало двигаться. «О, боже мой, вот так все видят все остальные!» У меня был подобный опыт с неговорящим парнем: когда я дошла до нужного цвета, он [показывает удивленный вздох]. Он очень удивился тому, что мир вокруг, визуальный мир, имеет смысл. 

ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Сразу же видны изменения изменения в физическом поведении. Я помню, как девочка все время раскачивалась, и раскачивалась, и раскачивалась. Но когда она надевала свои очки с красными линзами, ей больше не нужно было раскачиваться. Раскачивание помогало контролировать визуальную среду, когда она была без очков. 

ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Я хочу заметить: ошибочно считать, что только красный цвет помогает. Многие люди (ошибочно) считают, что розовые очки помогают… 
У каждого человека свой цвет. Это называется синдромом Ирлен (искажения, которые появляются из-за сложности в обработке визуальной информации). Всё «выстреливает» практически одновременно, и человек не может контролировать обработку визуальной информации. [Показывает снимок] Мы видим на снимке, у этого ребенка так проявляется активность в мозге, когда она без очков. 

ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Белые области - это экстремально высокий уровень активности? 

ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: И когда она надевает свои очки, активность снижается: у того же ребенка, снимок того же мозга, то же задание. 

ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Единственная разница в том, что она надела свои цветные очки? 

ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Единственная разница в том, что на ней надеты цветные очки, так что здесь очень-очень хорошо видно, что она получает моментальную… 

ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Пользу? 

ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Пользу, и это очень впечатляет. Это [показывает нижнюю часть снимка] типичная картина, которая будет у нас с вами при сканировании, а это [показывает верхнюю часть снимка] – то, что может быть у человека с аутизмом. Это важно, потому что многие говорят: «Знаете, вся эта тема с синдромом Ирлен -  выдумка, такого просто не может быть». Но когда вы смотрите на снимки, нет сомнения, что перестимуляция быстро сокращается. Я работала с молодым человеком, которому было 13 лет. В самом начале нашей работы я заметила, что, когда он смотрел в окно, он делал так [дергается, жмурится]. Так зажмуриваться очень типично для человека, которому тяжело приспособиться к яркому свету. Поэтому я отправила его на тест, и он вернулся с очками с голубыми линзами. Нужен специальный колориметрический тест, который проводит обученный эксперт. Синдром Ирлен не выявляется при обычной проверке зрения. 
Мальчик вернулся ко мне с очками с голубыми линзами. Он учился в «слабом» потоке своей специализированной школы и почти не умел читать и писать. Спустя 2 или 3 месяца я получила от него электронное письмо, написанное им самим и без ошибок: «Фиби, Вы не представляете, насколько эти линзы изменили мою жизнь. Меня перевели в школе из слабого потока в поток для талантливых детей». Позже его пришлось перевести в специализированную школу для интеллектуально одаренных детей. Учителям в его старой школе было за ним «не угнаться». То есть этого ребенка сдерживало то, что можно назвать физической дисфункцией… 

ДЖАНЕТ ГЕРНИ: которая может быть вылечена с помощью очков? 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Может быть вылечена… Синдром Ирлен не относится к аутизму, но он часто встречается у людей с аутизмом. Крайне важно замечать, есть ли у ребенка сложности с восприятием яркого света или ярких цветов, (и поэтому мы носим темную одежду), или узоров. Сейчас очень много всего в клеточку или в полоску, ярких узоров, это все в моде… Но это все создает сложности, все это приходится обрабатывать, и нам нужно снизить весь входящий сенсорный поток, который их перегружает. 

ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Мне говорили, что это называется скотопической чувствительностью. 

ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Да, но фактически этот термин мало используется. 

ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Итак, про дислексию мы знаем, что слова на странице «двигаются», оттого что скорость, с которой глаза получают информацию, не синхронизируется со скоростью, с которой мозг ее обрабатывает. Цвет на этот процесс может повлиять, потому что у каждого цвета своя частота. И если [по методике Ирлен] прописать правильный цвет, это замедлит или ускорит скорость, с которой глаза получают информацию, то есть мозг сможет ее легче обработать. 
Можно я просто поделюсь своим личным опытом? Я ходила на лекцию по скотопической чувствительности, и у меня самой дислексия в легкой форме. Презентацию вел доктор Иан Джордан, и он попросил вызваться добровольцев с дислексией. Он проверил мое зрение и мозг и обнаружил, что, оказывается, мой цвет светло-зеленый. Затем он попросил меня в рамках эксперимента встать перед аудиторией и положить одну руку в емкость с теплой водой, а другую руку в емкость с холодной водой. Потом он у меня перед глазами поднял зеленый фильтр и попросил посмотреть через него на свет и спросил: «Что Вы чувствуете?» Я моментально почувствовала, что теплая вода стала теплее, а холодная холоднее, и подумала «Что вообще происходит?». Таким образом он доказывал, что, если вы скорректируйте свой синдром Ирлен, или скотопическую чувствительность, с помощью цветных очков, это повлияет на другие ваши чувства. Я считаю, что это хороший пример. 

ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Это не может не повлиять: вы снижаете уровень стресса и, следовательно, у мозга появляется больше возможностей для обработки информации. Это то же самое, как когда вы говорите: «Я лучше вижу, я лучше слышу, когда я надеваю свои очки». 

ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Да, именно так. То есть если мы замечаем симптомы одной из проблем в обработке информации у человека с РАС, значит, мы помогаем ему и с решением других [проблем]. 

ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Да, помогаем решить другие проблемы. Я работала с молодой женщиной и, среди прочего, у нее был синдром Дауна и аутизм. Она смотрела на меня и говорила: «Лица как у свинок, лицо свинки». Я немного этим озадачилась, я не думала [смеется]… 

ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Вы не думали, что это комплимент? [смеется] 

ФИБИ КОЛДУЭЛЛ Колдуэлл: Вообще не вполне понимала, что это было, но не была уверена, что это комплимент [смеется]. Я осознала значение этой фразы позже, когда увидела рисунок, выполненный ребенком с аутизмом, на котором были лица с черным диском в середине - лица свинок, по сути, с пятачками. И это было визуальное искажение, реальное искажение, и она назвала это лицами свинок. 

ДЖАНЕТ ГЕРНИ: То есть та девушка с синдромом Дауна испытывала то же самое? 

ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Да, то же самое. У нее был такой же визуальный опыт. Я пытаюсь сказать, что визуальный опыт синдрома Ирлен может проявляться огромным разнообразием способов. Но касательно поведения вы можете встретить ребенка, который выбирает комнату со стенами определенного цвета, или не любит конкретный цвет, или всегда хочет надевать шапку на улицу, чтобы она закрывала глаза. Или может ударить кого-то, если тот одет в определённые цвета, или у него будет такой визуальный опыт, который мы описывали у человека, пытавшегося содрать футболку. 

ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Которая вызывает у него нарушения. 

ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Которая вызывает визуальные нарушения. 

ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Я думаю еще об одном явлении, которое мы иногда наблюдаем, - когда кто-то создает свою собственную предсказуемую визуальную среду с помощью взмахов руками, потому что… это связывает одно чувство с другим. Потому что когда я машу руками, я чувствую то, на что я смотрю. Все, на чем я фокусируюсь - это моя рука, и также я чувствую движение. То есть мне становится легче обработать эту информацию. 

ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Это достаточно сложно. Донна Уильямс описывает взмахи руками и говорит, что она так делала, потому что или их видела, или их чувствовала. 
Но она не могла их чувствовать и видеть одновременно. Она либо видела, что они там, но не чувствовала, что они ей принадлежат, либо чувствовала их, но не видела. И она считала, что это что-то, что принадлежит кому-то другому, и пыталась их оттолкнуть. То есть на самом деле она махала руками, чтобы их оттолкнуть. Вообще история с интерпретацией очень-очень сложная, я стараюсь обращать внимание на то, что люди фактически делают, вместо того, чтобы переживать о том, почему они так часто это делают. 

Она (интерпретация) может быть очень обманчивой, как с девочкой, которая кусала детей. Не всегда получается понять логику, потому что эта логика так отличается от нашей логики… 

ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Думаю, Вы абсолютно правы, и, когда мы поддерживаем людей, у которых очевидно тяжелые интеллектуальные нарушения вместе с проблемами с обработкой сенсорной информации, - все что нам остается, это предполагать: «А что если». «А что, если она испытывает это или она испытывает то…». То есть то, что она делает, дает нам кое-что, чтобы продолжить размышления…

Чтобы я могла присоединиться к разговору, который она ведет с самой собой. Это практическая часть. 

ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: И так я до вас достучусь, делая то, что делаете вы. 

ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Да. И именно об этом мы поговорим позже в рамках Чуткой Коммуникации в Интенсивном Взаимодействии.