настройки для слабовидящих
+7(812)575-17-71

E-mail

Пароль

Личный кабинет

Чуткая коммуникация: настраиваясь на людей с аутизмом

Интервью 8.

 АУДИАЛЬНЫЕ ИСКАЖЕНИЯ

 Внимание: В этом видео упоминаются шумоподавляющие наушники фирмы Bose, так как у нас были положительные результаты при их использовании. Существуют наушники других фирм, и ни Фиби Колдуэлл, ни Джанет Герни, ни TheCaldwellAutismFoundation не имеют никакой связи с фирмой Bose. 


Краткое содержание:
• Реакции, вызванные чрезмерной чувствительностью к внезапным звукам, некоторым характеристикам голоса, накладывающимся друг на друга шумам, громким звукам, определенным частотам. 
• Некоторым людям с аутизмом очень хорошо подходит ношение шумоподавляющих наушников, которые отфильтровывают фоновые шумы, но пропускают ближние звуки и речь (например, ребенок будет слышать, что говорит учитель в классе). 
• Не используйте обычные теплые (меховые) наушники или защитные наушники (это пассивные вспомогательные шумоподавляющие средства), так человек может просто «отключиться» и перестать слушать. 
• Мы должны слышать, что нам говорят люди с аутизмом. 


Интервью: 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Существуют аудиальные искажения. Давайте подробнее поговорим об опыте аудиального искажения: как мы можем его заметить? Что при этом чувствует человек? Что мы можем сделать, чтобы его поддержать? 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Лучше всего я могу проиллюстрировать аудиальные искажения так: это не только громкие звуки, это могут быть определенные частоты, слишком большое количество людей вокруг и в особенности одновременный разговор нескольких человек. Все это может вызывать огромные сложности. Я работала с мальчиком, ему было лет 8. Он забирался на столы и спрыгивал с них вниз головой. То есть, понимаете, четыре человека старались его удержать фактически от самоубийства. Они очень боялись, что он проломит череп. Мальчик испытывал жуткие страдания, а никто толком не мог понять, что происходит. Я видела, как он ведет себя в школе. Работая с людьми, я стараюсь увидеть их поведение в школе, во всех местах их пребывания, потому что очень часто их проблемы «экологические» (то есть вызваны определенной средой – прим. ред.) Они проявляются в одной среде, но «цепляются», накладываются на состояние и проявляются где-нибудь еще. В общем, этот мальчик пришел в школу. Когда я первый раз его увидела, и у него был полный «мелтдаун» (в англоязычной литературе срывы у аутичных людей часто именуют «мелтдаунами» - прим. ред.), или вегетативная буря, в течение часа. Его отделили от других детей и посадили в темную комнату с темно-синими стенами. В ней не было дверей, а была арка, чтобы кто-нибудь мог сидеть снаружи (и наблюдать за ребенком – прим. ред.), но там было действительно очень темно, тихо, и внутри был только матрас. Все было очень приятного цвета. Примерно через час он успокоился, перестал кричать, визжать, и уже не выглядел таким несчастным. В целом, он нормально себя чувствовал в школе, - только в классе вел себя не очень тихо, но вполне нормально. И потом он пришел домой. Я увидела момент, когда его мама (она очень любезно разрешила рассказать об этих достаточно личных вещах) встретила его словами [Фиби говорит очень высоким, громким голосом]: «Привет, Джимми, как дела?» 
И что он сделал? – Он толкнул ее в кухню со словами: «Не разговаривай» и ушел в свою комнату, где у него произошел сильный срыв, он кричал и был очень расстроен. Я сказала матери: «Я, конечно, не хочу вмешиваться в то, как вы общаетесь с сыном, но…». А она ответила: «Но я хочу, чтобы он знал, что я его люблю» - и она искренне этого хотела. Однако существует особая частота голоса [изображает эту частоту], которая производится "передней частью глотки" (высокий звонкий и громкий голос – прим. ред.), и это очень тяжелый звук, который его доводил. Я продолжала: «Думаю, если бы вы с ним поговорили очень тихо, то увидели бы разницу». Через несколько недель она прислала мне письмо на электронную почту, в котором писала: «Знаете, это просто чудесно: я тихо с ним разговариваю, и он ко мне приходит и просит ему почитать». У них наладилась коммуникация, прекратились попытки самоубийства, в том числе и в школе. Происходило то, что эта всепоглощающая боль у него в голове копилась до прихода в школу, и там он пытался от нее избавиться. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: То есть в той частоте шума было что-то, что резонировало… 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Это было громко, и частота звука резонировала у него в голове и вызывала острую боль.

У меня тугоухость, поэтому я проходила обследование слуха – там включают определенные звуки, и они становятся все громче и громче, и громче, пока вы не нажмёте кнопку, когда становится слишком болезненно. И знаете, это действительно очень-очень больно. Мы говорим о настоящей боли, не о дискомфорте. И этот ребёнок... Кроме того, никто не слушал, что он говорит... 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: А он говорил: «Не разговаривай» 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: «Не разговаривай»… Так происходит очень часто: мы не слышим, что на самом деле человек с аутизмом говорит нам: с помощью языка тела или даже словами. А когда он начинает кричать "Заткнись, заткнись, заткнись", люди... 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Мы ему говорим: "Не груби". 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Да, «Не груби» - а он вообще-то пытался сказать: "Пожалуйста, не могли бы вы со мной разговаривать тише". И, в действительности, это хорошая мысль - тихо разговаривать с людьми с аутизмом. Мне повезло, потому что мой голос очень низкий, а [раздражают] высокие частоты, которые получаются, если говорить «передней частью глотки». Вообще, можно попросить людей задуматься о том, чтобы они говорили «задней частью глотки» (низкий грудной голос – прим. ред.), и голос сразу же становится мягче. Это достаточно трудно, потому что первое время приходится задумываться, но потом... (есть специальные упражнения, известные в артистической среде, изменяющие тембр голоса – прим. ред.)… 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: …становится для вас естественно. 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Естественным, да. Это может помочь. И мы опять пытаемся снизить количество входящих стимулов, которые несут болезненные ощущения. Но сейчас есть кое-что ещё, что может помочь: вот такие наушники фирмы Bose. Это шумоподавляющие наушники Bose 25 (Bose Quiet Comfort 25 - прим. ред.), они разработаны для пилотов вертолётов, чтобы те могли разговаривать друг с другом поверх шума двигателя. Эти наушники сокращают 80% шума на заднем плане - гул и гудение. Если внимательно прислушаться, почти всегда есть что-то, что гудит на заднем плане. Пилоты не могут отфильтровать ненужное и слышать только то, что происходит рядом, однако с помощью таких наушников они слышат только происходящее вблизи и ничего на заднем плане. С некоторыми детьми это тоже работает крайне эффективно. Дело не только в том, что наушники влияют на их способность лучше слышать - поведение детей улучшается, потому что им не надо все время с чем-то бороться, и мы не запускаем их систему самозащиты организма, о которой мы говорили ранее. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Да. То есть опять это обращение к уровню стресса, правда? Обращаясь к сенсорной проблеме, мы также обращаемся к их уровню стресса. 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: И он снижается. Например, ребёнок, надев наушники, стал гораздо спокойнее и сказал: "Я чувствую себя гораздо спокойнее". Члены семьи тоже отметили, что он гораздо спокойнее. Наушники, помогающие сократить поведенческие сложности и аудиальные проблемы, (снизить) гиперчувствительность человека – это также помощь его семье. Одна за другой семьи, которые ко мне обращаются, говорят: "Теперь мы справляемся". Наушники очень удобные, хорошо выглядят. Если вы их используете, вам будут нужны новые батарейки, - так что, скорее всего, вам понадобятся перезаряжаемые (аккумуляторные) батарейки, чтобы вы каждый день могли их менять. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Да, точно. Потому что не хочется рисковать. 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Да, тогда они вас не подведут. Но, вообще-то, многие дети используют наушники, только когда они нужны, и снимают, если не нужны. Я работала с одним ребенком, у которого были большие трудности, он вообще не мог находиться в школе. Потом он начал надевать наушники в школе и не только в школе, и сейчас он дошёл до того этапа, когда наушники могут лежать на парте весь день. Как только начинается что – то, что ведет к перегрузке, - он может их надеть. Но суть в том, что в некотором смысле они лежат там в качестве средства, уменьшающего стресс, потому что, вообще-то, он их надевает не очень часто... 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Но он знает, что он сможет их надеть, когда они ему нужны. То есть опять его уровень стресса снижается, а когда снижается уровень стресса, снижается гиперчувствительность. Да, мне это нравится. 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: И он может легче обрабатывать другую информацию. То есть он не рискует сразу же «свалиться в пропасть». 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Обращаясь к одной чувствительности, мы, по сути, косвенно решаем другие проблемы. 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Да, по сути, обращаемся ко всему поведению. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Разница между тем, как работают эти наушники и защитные наушники из строительного магазина, заключается в том, что вторые убирают все звуки, они изолируют ребёнка. 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: И, согласно рекомендациям специалистов, вам не следует использовать наушники для строителей, потому что ребёнок может перестать слушать. Я немного - самую малость - в этом сомневаюсь, потому что, если вы гиперчувствительны к звукам, то, даже надев непроницаемые защитные наушники, все равно что-то услышите. Тем не менее, эти [наушники Bose] куда лучше. Впервые я с ними столкнулась, когда работала с ребёнком в дневном стационаре, где было очень шумно, и мальчик ждал, когда его заберут домой. Ему было плохо, он надел на голову капюшон, скорчился от боли, ему совсем не удавалось справиться с шумом. И тут включилась пожарная сирена [показывает реакцию ребенка], и ему было очень больно, было очевидно, что он страдал от боли. К счастью, у меня с собой были эти наушники. Я ему дала их. Он их надел, поднял голову, снял капюшон, широко улыбнулся, встал, прошёл по коридору, вернулся ко мне и сказал: "Теперь я могу идти в колледж, раньше я не мог, из-за шума и людей. Теперь это (просто) шум и люди. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: То есть видите, это непредсказуемость, не правда ли? Люди издают непредсказуемые звуки, они непредсказуемо двигаются, ходят непредсказуемым образом, все эти шумы... 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Дело не только в этом, но еще и в визуальной составляющей. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Да, да, одно накладывается на другое. 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Когда снижается стресс, они легче могут обрабатывать визуальную информацию из окружающей среды. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: То есть непредсказуемость людей во всех сенсорных областях по сути становится более выносимой. 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Есть некоторые дети, вообще-то достаточное количество, которые теперь носят эти наушники в классе. И один из детей (он только начал их носить), снимает их, когда слушает учителя, но надевает, когда ему нужно сконцентрироваться и работать в одиночестве. У многих детей получается хорошо справляться (с трудностями) с помощью наушников, и, конечно, они выглядят хорошо - сколько ребят и без того сейчас ходят в наушниках! 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: То есть к ним [детям с аутизмом] это не привлекает внимания. 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: И многие даже завидуют, когда видят такие наушники. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Я знаю, что часто говорят, что они очень дорогие. Да, это так. Но, боже мой! - также дорого предоставлять специальную поддержку, если вы в школе и вам необходимо нанимать дополнительный персонал, чтобы справиться с беспокойным поведением такого ребенка. 
Или, если вы управляете службой помощи взрослым людям с особенностями развития, и вам необходимо иметь персонал из расчета 2 человека на 1 пациента, чтобы помочь этому человеку и обеспечить его безопасность. То есть они (наушники) могут стать отличной экономией ресурсов в дополнение к тому, что они улучшают качество жизни детей. 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Да, именно. И можно перестать покупать эти большие настенные доски с ажурными краями [обе смеются]. 
Сейчас эти наушники стоят 260 фунтов [приблизительно 21000 рублей], и они очень-очень помогают людям с аутизмом. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Позже мы посмотрим фильм о Вашей работе с молодым человеком. Расскажите немного о его проблемах со слухом. Он же жил в Хитроу, не так ли? (Хитроу – район (боро) в Большом Лондоне, где находится крупнейший в Великобритании и в Европе аэропорт – прим. ред.) 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Да, Пранве жил в Хитроу, рядом с посадочной полосой, и у него гиперчувствительность к звукам. В фильме вы увидите, как он себя ведет, когда над ним пролетают самолеты [показывает], и очевидно, что это вызывает у него острую боль, и шум является источником, постоянным источником беспокойства. У него крайне беспокойное, проблемное поведение. Меня попросили посмотреть на его поведение. Но вы и сами увидите позже. В один момент в этом фильме начинает идти дождь, и он достаточно громко стучит по двери и окнам. Мы (люди без аутизма – прим. ред.) отфильтровываем этот звук. Мы можем его отфильтровать, потому что наша система фильтрации очень хорошо работает. Она исключает определенные звуки, все, что [мешает], когда мы на чем-то сконцентрированы. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Да, я могу услышать, как дождь стучит по окну… 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Если я слушаю. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Но если я придаю куда больше значения тому, что вы говорите… 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: То есть мы фокусируемся на том, что важно. Но проблема людей с аутизмом (и это очень хороший пример) в том, что они могут быть не способны отфильтровать этот звук, и это будет еще одной вещью, которую надо обработать. То есть это добавляет сложностей обработке сенсорной информации. Зона обработки сенсорной информации - как сосуд, и вы его наполняете немного звуком, немного визуальной информацией, немного ощущением того, что кто-то, кто ко мне подходит, может до меня дотронуться, и преимущественно тревожностью. И потом внезапно все взрывается. То есть это комплексная, сложная вещь, это не только звук или визуальная информация, или… 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: Или эмоциональная перегрузка. 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Это все вместе, оно взаимосвязано. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: То есть для кого-то этого дождя может быть достаточно, чтобы всё стало невыносимым, чтобы их «скинуло в пропасть». 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Да, это может стать последней каплей. Но вы знаете, нам просто необходимо научиться это отфильтровывать. 
ДЖАНЕТ ГЕРНИ: И мы надеемся, что зрители нашего фильма это тоже сделают. 
ФИБИ КОЛДУЭЛЛ: Да, надеемся, что они тоже смогут это сделать.